• Юлия Чичерина

Цирк Никулина - это особая философия


Практически все туристы, которые посещают столицу с ребенком, обязательно приходят в цирк Никулина. Сейчас это величественное здание служит настоящим украшением Цветного бульвара. Мимо не пройти - перед ступенями в здание несколько лет назад поставили памятник великому клоуну Юрию Никулину, который ни минуты не стоит "без дела", а постоянно служит настоящей меккой для всех любителей фотографирования. Накануне премьеры новой программы "Все краски цирка" мы встретились с директором цирка на Цветном - Максимом Никулиным, сыном прославленного клоуна.

- Когда строили этот цирк на Цветном, дирекция находилась в аварийном здании на Петровском бульваре. Бывшая квартира, три комнатки. Вот там все периодически собирались. И я тоже, хотя в цирке не работал, но, конечно, имел к этому отношение. Помните, как в старых фильмах о гражданской войне, когда красноармейцы сидят и говорят: "Братцы, надо потерпеть немножко, вот грянет мировая революция и заживем тогда..." Мы так же мечтали, строили какие-то планы, как это будет замечательно.Отец тогда говорил: "Когда построим цирк, я соберу всю старую мебель, которая в цирке осталась от Альберта Саламонского (он открыл цирк на Цветном бульваре в октябре 1880 года ), Марка Местечкина (одного из знаменитых режиссеров цирка ). Что-то в столярке, что-то на складе, что-то в бутафорке по цирку разбежалось, и сделаю себе кабинет". Но когда построили цирк, финны сдали здание уже вместе с готовым кабинетом генерального директора...

- А как же историческая мебель?

- Естественно, кабинет отца был весь под ключ сдан. Мебель финская, красивая, хорошая. Не ломать же. Законсервировалась сама эта идея на несколько лет. И вот только когда отца не стало, я начал собирать старую мебель. Кресло, в котором я сижу, это кресло Саламонского. И стол Саламонского. Шкаф стоял у директора цирка, а диван - у Марка Соломоновича Местечкина в кабинете. Стулья потом докупил. Что-то изготавливалось на заказ, чтобы арт-деко соблюсти. Только соответствующих светильников подобрать не удалось. Я искал везде: в Европе, в России. Вроде как это ни о чем, поэтому не мешает. Есть и есть. Кстати, кресел таких у Соломонского было два. Одно кресло, по слухам, он проиграл в карты Гаэтано Чинизелли, владельцу цирка в Санкт-Петербурге. Оно сейчас у них стоит в музее. Только не реставрированное.

- Максим Юрьевич, мы заходим в кабинет вашего отца, где собрано огромнейшее количество памятных вещей. Что для вас из этой коллекции самое памятное?

- Каждая вещь в этом кабинете ассоциативна, каждая имеет свою историю и напоминает о его жизни. Мы не стали ничего менять – вся обстановка кабинета сохранена точь-в-точь такой, что была при Юрии Никулине. Как будто бы он ненадолго вышел и совсем скоро вернется. Сейчас это помещение используется не как кабинет директора цирка, а больше как место для встреч и общественная приемная. Рабочий кабинет директора - напротив. В «коллекцию» отца после его смерти были добавлены несколько вещей. К примеру, его боевые награды, немного фотографий и статуэток клоунов, которые ему продолжают дарить поклонники и друзья. Может быть, прозвучит пафосно, но все предметы кабинета Юрия Никулина еще хранят «тепло его рук».

- Клоун - одна из главных цирковых профессий. Сложно ли вам, как директору и сыну великого артиста, видевшему немало его супер-аншлагов, оценивать уровень современной клоунады?

- Главный критерий: смешно - не смешно. Но, как и в любой другой профессии, есть свои нюансы. К примеру, клоун-мим Леонид Енгибаров не вызывал у публики очень уж бурных приступов смеха. Он был «грустным клоуном» и заставлял людей через грусть думать, а Олег Попов («Солнечный клоун») и Михаил Румянцев (Карандаш) - это буфф-клоунада. Их работа основана на резком преувеличении, гротеске, окарикатуривании действий людей. Никулин-Шульгин - это коверные, их основная работа - между номерами. Вот они заставляли людей гомерически смеяться.

В цирк Никулина мы стараемся приглашать артистов клоунады с самыми интересными и лучшими номерами. Конечно, артистов этого жанра очень мало. Клоунада – это уникальная профессия и единственная в мире, которой нельзя научить. Для нее надо родиться, пронести по жизни, состояться и «родить» на манеже. Оценка работы артиста может быть разной. Бывает и такое, что нам с режиссером показывают номер, мы в нем сомневаемся, но ставим в программу и, волнуясь, смотрим на реакцию зала. А он от хохота «рвется» на куски. Отлично понимаю, что работа клоуна перед комиссией, когда зал пуст, это серьезный экзамен: сидят взрослые люди, серьезные, неулыбчивые… Страшно работать. А когда зал полон зрителей, идет обмен энергетикой.

- Считаете ли вы, что дети - главные «ревизорро» цирковых программ ?

- Конечно! Рассказывали, что в советские времена для тех, кто ставил елки в Кремлевском дворце съездов, самым «страшным» человеком был внук Виктора Гришина – члена политбюро ЦК. Партработник всегда приходил на сдачу новогоднего спектакля с внуком. Как правило, ребенок во время представления засыпал. Когда новогодний спектакль подходил к концу, заботливый дед спрашивал: понравилось или нет. И все, начиная от режиссера до артиста, ждали, что скажет этот мальчик. Если ребенок говорил, что елка была интересной, то Гришин подписывал разрешение, если мальчик говорил, что скучно, то спектакль «заворачивали» и приходилось все представление переделывать. Но рациональное зерно в этом есть.

- А ваши внуки приходят на спектакли, вы прислушиваетесь к их мнению?

- Внучка еще маленькая, а вот внук уже «тертый» . Каждый раз спрашиваю его о том, что больше всего понравилось. Это не значит, что его мнение может повлиять на какие-то точки зрения, но для меня лично оно всегда особо интересно. О том же, что нравится или нет зрителю, нам рассказывают главные «носители информации цирка».

- Это кто?

- Главными носителями информации в цирке всегда были билетеры. Они первыми слышат отзывы выходящих с представления зрителей. Поэтому мы всегда знаем из «первых рук», что понравилось, а что нет.

- Поменялся ли зритель за последние годы?

- Он стал более требовательным. То, что показывали 20 лет назад, сегодня никто бы не стал смотреть. Современный цирк существует на грани нескольких видов искусства: балет, драматургия, костюмы, свет-звук и главная составляющая – цирковые номера. Это большая работа мастеров не только циркового жанра. Скажу только про музыку – в нашем цирке звучит исключительно авторская музыка, которая пишется специально под наши программы.

- Цирк Никулина – это классические постановки. Можно ли сказать, что когда-то на вашем манеже пройдет шоу?

- Наша философия – классический цирк со своей историей. Мы выбрали ее сознательно. Я бы назвал ее «классик – модерн». Это не значит, что мы не будем ставить спектакли, опыт постановки которых у нас уже был. К примеру, сейчас мы рассматриваем предложение итальянского режиссера Антонио Джарова , который три года назад ставил у нас спектакль «Карнавал». Это была венецианская тема, которую тепло встретил столичный зритель. Конечно, надо меняться, не надо быть одинаковым, но и не нужно бросаться в крайности. Надо следовать четкой линии. Наш зритель, приходя в цирк Никулина, всегда уверен, что это будет качественный цирк, красиво и интересно, а что именно они увидят - пусть это будет интригой.

- Если говорить о новой программе – сложно ли было выбрать режиссуру Даши Костюк?

- Про нашу совместную работу можно сказать так: мы шли друг к другу давно. Когда Даша показала свою последнюю версию режиссуры новой программы – мы поняли, что это то, что нужно для нашего манежа. В ее программе виден автор, его отношение к программе. Это не просто дивертисмент, а продуманная вещь. В каждом номере своя история, свое мастерство и своя драматургия. Впрочем, говорить о программе – совсем пустое дело, так же как и смотреть цирк по телевидению. Надо прийти сюда, окунуться в эту энергетику и тогда смотреть. Цирк – это уникальное пространство.

- Если говорить о планах на будущее?

- Мы начали подготовку к 2021 году, когда будем отмечать 100-летний юбилей со дня рождения Юрия Никулина. Мы хотим объявить 2021-й «Годом Никулина в цирке на Цветном» и специально для этого подготовить программу, которая будет называться «100». Это будет очень серьезный технологический прорыв, где будут задействованы графика и проекция. Всех секретов раскрывать не буду, скажу лишь, что это будет очень зрелищно.

#Цирк

Просмотров: 28